НА ГЛАВНУЮ

КАПИТАЛИЗМ И СУДЬБА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Просто исходя из инстинкта самосохранения, человек хочет себя обезопасить от всяких напастей, а как продолжение этого – в целом хочет сделать свою жизнь комфортней. Это естественное, нормальное желание. Но далее, вероятно отчасти от того же самого желания происходит человеческий индивидуализм, эгоизм, корысть. Хотя, в конце концов, даже не важно от чего и из чего эти качества характера происходят. Важно то, что во всех людях они в большей или меньшей мере есть.

Так же в людях есть и такое качество, как общинность. Правда, она, наверное, требует некоторого развития сознания человека. Осознать свои всевозможные эгоистические «хочу!» может каждый. А общинность требует подняться над своим эгоизмом и понять, что человек – это член коллектива, и делая какое-то общее дело вместе с другими людьми, работая при этом вроде бы не на себя, не на свое благо, каждый человек в то же время улучшает жизнь их всех, а также и свою жизнь в частности.

И поскольку неотъемлемой основой человеческой личности является в том числе эгоизм и, что важно, в очень большом количестве людей на всей Земле он развит довольно сильно, это человеческое качество веками использовалось и все больше используется в существующих на Земле экономических системах.

В конце концов в наше время использование в людях корысти в целях процветания экономики достигло, видимо, своего апогея. Капитализм для повышения эффективности экономики стал в полную силу, массово использовать конкуренцию, поставив ее одной из основ, одним из главных двигателей экономического развития страны.

(Причем это конкуренция за что? За деньги, материальное благосостояние. За то, что когда у одного человека станет больше денег, то тем самым у других их станет меньше. Такова и цель конкуренции – найти возможность взять себе как можно больше, а другим оставить как можно меньше.)

Если в прошлом, допустим, в рабовладельческом обществе свободного труда, а следовательно и конкуренции за рабочие места, за продвижение по карьерной лестнице (которое дает еще большую зарплату, то есть больше денег, богатства) у огромного числа рабов не было, в современном обществе миллиарды людей стали очень жёсткими конкурентами. И в прошлые времена часть людей была свободна и конкурировала между собой. Также были периоды, когда в каких-то странах ничего подобного рабовладению не было. Но сейчас свободны все во всём мире. И власть официально говорит о конкуренции, как о чём-то хорошем, как о двигателе экономики, чем больше конкуренции, тем сильнее экономика, так что деритесь, господа, как можно больше, это нормальный образ жизни! Тем самым, в моральном плане ситуация ухудшилась радикально: только капитализм стал основываться на тотальной ожесточённой конкурентной борьбе (официально поддерживаемой властью, как норма!) миллиардов людей между собой. И повторю: это конкуренция за деньги, на которые можно купить материальные блага (настоящую любовь, дружбу не купишь). Капитализм стал несравненно сильнее провоцировать людей на проявление низших качеств характера, используя их, работая на них, как на топливе. По историческим меркам совсем недавно с появлением радио и ТВ появилась реклама на радио и ТВ, которая влезает в каждый дом и ещё больше провоцирует людей на то, чтобы любить и ценить материальное, а не духовное. И этот процесс соблазнения людей на всё большее проявление низших качеств характера – корысти, эгоизма – будет усиливаться. Людей неизбежно будут соблазнять всё сильнее, потому что капиталистическая экономика в этом нуждается (более подробно о роли рекламы и о роли корысти, эгоизма в капиталистической экономике говорилось также в статье «О сущности капиталистической системы»). Конкурируйте, деритесь между собой, господа, как можно сильнее старайтесь разбогатеть сами и не гнушайтесь тем, чтобы обанкротить соседа – это нормальный бизнес! И так получается, что капитализм – это медленное моральное самоубийство человечества. Капитализм стремится сделать людей как можно хуже, проявить в них самые низменные инстинкты.

(Надо сказать о рабовладении. Исходя из того, что здесь было сказано, по этому вопросу пока остается некоторая недоговоренность. Может даже показаться, что автор этих строк выступает как будто за рабовладение. Это не так. Об этом еще будет кое-что сказано ниже.)

 

В наше время это разлагающее влияние капитализма сдерживает церковь. Но и тут ситуация развивается, к сожалению, не в лучшую сторону.

Раньше, в докапиталистическом мире, церковь не была отделена от государства. И в том докапиталистическом монархическом мире монарх был даже заинтересован в укреплении религии. Считалось, что власть царя – от Бога. И монарх был заинтересован в том, чтобы люди в это верили. А для этого нужно было, чтобы вера людей была сильна, чтобы роль религии в стране была сильна. Теперь же капиталистическими странами правят не монархи, а выбранные людьми президенты, и идея «власть от Бога» канула в лету. Нынешняя власть происходит не от Бога, а от избирателей. Современному правителю (президенту) в этом отношении нет смысла способствовать усилению роли религии в стране.

Потому сейчас церковь отделена от государства. Государство само по себе, церковь сама по себе. Мало того. Существование религий даже в таком виде в капиталистических странах является внутренним конфликтом их развития. Для прибыльности экономики кап. стран необходимо, чтобы люди были как можно более эгоистичны. Религии же призывают к обратному, к развитию в людях, можно сказать, анти-эгоизма, моральных ценностей. Таким образом, религии мешают процветанию капиталистической экономики.

Но сначала то, что религии противоречат процветанию капиталистической экономики, не заметили и просто отделили религию от государства, не пытаясь угнетать ее. Религии существовали на Земле испокон веков и трудно было осознать, что в новой экономической формации они смогут как-то мешать. Потом же появился СССР и, таким образом, с одной стороны, был создан прецедент государства, где религия запрещена, с другой же стороны, случайно, но вынужденно так получилось, что из-за конкуренции с СССР и в противовес политике СССР, свободе вероисповедания в кап. странах стали придавать, наоборот, ещё большее значение.

Когда в России возникло социалистическое государство, власть имущие и олигархи всех окружающих кап. государств испугались: а вдруг и в их странах не сегодня-завтра произойдут революции и начнутся национализации... Они поняли, что чтобы и в их странах не произошло то же самое, они вынуждены идти на компромиссы и улучшать жизнь простых трудящихся в своих странах так, чтобы она не имела разительных отличий (в худшую сторону) от жизни рабочих в СССР, а по возможности кое в чём и быть лучше, чем в СССР, но при этом, главное, не возбуждая в трудящихся желания слишком возмущаться своей жизнью и не вызывая в них желания пойти по пути СССР. В частности, в СССР была запрещена религия – и капиталистические страны надолго сделали свободу религии козырем, достоинством капиталистической жизни.

Но внутренний конфликт между капиталистической экономикой и облагораживающим влиянием религий остался. И можно не сомневаться, что ещё некоторое время, только пока еще люди помнят СССР и другие соцстраны, где религия была под гнетом, капстраны вынуждены будут сохранять свободу вероисповедания. Но как уже в ХХ веке лидерами СССР религия была осознана, как нечто ненужное, как «опиум для народа», так и в капиталистических странах неизбежно будет постепенно происходить процесс осознания (их власть имущими и олигархами), что религии, показывая материальные ценности, а также корысть и эгоизм в плохом свете, как нечто порочное, являются препятствием, мешают развитию капиталистической экономики. И, как только люди за давностью времен станут подзабывать СССР и когда сохранять в кап. странах свободу религии в качестве противовеса положению в СССР станет бессмысленно, свобода вероисповедания начнет и там, в капстранах, подаваться, как вредный рудимент прошлого, темных веков, «опиум для народа», и в конце концов будет полностью запрещена.

Социализм, по большому счету, по своей идеологии, не конфликтует с религией. Религия человека возвышает, предлагая ему моральные заповеди, и социализм поступает также. Но капитализм и религия имеют принципиально противоположную идеологию. И рано или поздно это внутреннее противоречие неизбежно будет осознано и выльется в запрете религий в капстранах.

И как только религии будут заклеймены, как вредные, и запрещены, монопольное влияние на людей капиталистических СМИ неизбежно выльется в тотальную моральную деградацию людей.

Таким образом существование капитализма в конце концов неизбежно приведет к одному из двух вариантов развития событий.

- Или под влиянием капиталистических нравов человечество постепенно полностью морально деградирует. Физически люди останутся людьми, но морально деградируют в такое состояние, когда в них не останется уже никакой нравственности – только корысть, эгоизм и животные инстинкты.

- Или главы государств постепенно поймут, что строить общество на провоцировании в людях их низших черт (корысть, эгоизм) – это приводит только к деградации человечества – и найдут возможность заменить основы общества с бесконечного культивирования корысти и конкуренции на что-то более достойное.

 

Не только призывы и лозунги, но и просто экономическая система, которой выгодно развитие в людях тех или иных качеств характера, фактически воспитывает людей. Экономическая система может брать за основу либо низшие качества человека, либо что-то другое. Что может быть альтернативой капиталистической системе хозяйствования? Выше говорилось о рабовладении, которое меньше провоцировало людей на проявление низших качеств. Но рабовладение безвозвратно ушло в прошлое по объективным причинам. Когда все люди свободны – это нормально. Но при изменении степени свободы и некоторые другие особенности нашей жизни совершенно необходимо должны быть заменены так, чтобы как минимум безвредно для людей сочетаться с новым уровнем свободы. Если мы здесь, на Земле, найдем возможность полностью убрать притяжение Земли, это будет совершенно новая степень свободы. Все люди научатся летать! Но при такой степени свободы каждый человек будет сильно рисковать в любой момент безвозвратно улететь в космос. И если мы хотим жить на Земле, нужно сделать так, чтобы при новой степени свободы опасность жизни не увеличилась. В данном примере – нужно сделать так, чтобы каждый человек имел надежный якорь, которым в каких-то ситуациях не пользоваться, а в каких-то – воспользоваться, чтобы не улететь в безвоздушное пространство. Так и в общественной эволюции. Бóльшая степень свободы требует и другой экономической системы хозяйствования, предназначенной для свободных людей, и (!!!) не вредящей им, не развивающей в людях низшие качества и не работающей на человеческом эгоизме, как на единственно возможном и необходимом для себя топливе.

Какова же может быть альтернатива капиталистическому строю?

Если капитализм, основывающийся, как на топливе, на проявлении в человеке низших качеств – корысти, эгоизма – приводит к массовой моральной деградации людей, то замена ему – другой общественный строй, основывающийся также, как та своем топливе, на проявлении в людях коллективизма, общинности. Под это определение вроде бы подходит социализм, поскольку он основывается именно на коллективизме и кроме того, как уже говорилось, не должен конфликтовать с религиями, если правильно понять, что и социализм, и религии провоцируют человека на проявление высших качеств и в этом их цели едины.

Да, но… Социалистическая система в том виде, в каком она существовала в СССР и других стран соцлагеря, показала и свои недостатки. Социализм, возникший в СССР и других странах в XX веке, имел двойственные цели. С одной стороны, превыше всего ставили цель социальной справедливости, а это уже цель моральная, но, с другой стороны, эту цель на деле рассматривали только в смысле чисто финансового перераспределения средств между людьми, от богатых к бедным, то есть на деле в основу была поставлена цель чисто материального улучшения жизни людей. Это было такое время и материальное улучшение жизни людей – это вроде бы тоже благая цель, но… когда, переходя от капитализма к некоему другому как бы более совершенному общественному строю, продолжают превыше всего стремиться к материальным целям, то и какие-либо моральные цели нового строя подтачиваются и сваливаются на все тот же приоритет потребительства, эгоизма, корысти, как и при капитализме.

Приоритет социальной справедливости (хотя это вроде бы и моральная цель), но понимая ее в смысле материального перераспределения богатств, постепенно убивает морально-духовную основу социализма, убивает сам социализм, и люди при этом не замечают, но постепенно начинают тихо (а потом и не так тихо) хотеть чего-то такого, что в их понимании, может быть, и является социализмом, но больше похоже на капитализм с его ориентацией на всеобщую корысть…

Социализм с высшей целью социальной справедливости в смысле чисто материального распределения средств может просуществовать сколько-нибудь десятков лет, но по большому счету нежизнеспособен и нет смысла что-то подобное восстанавливать в будущем.

В то же время такая основа социалистической и коммунистической идеи, как ориентация на коллективизм вместо индивидуализма, – правильна, и только на ней может строиться новый общественный строй, который должен заменить капитализм. Коллективизм пробуждает в людях заботу об окружающем обществе. Личная заинтересованность при этом тоже сохраняется, т.к. человека понимает, что, заботясь о благополучии всего общества, он заботится и о себе, как части общества. Но коллективизм пробуждает мораль – заботу о других.

Но высшей основой такого общества должно быть не материальное перераспределение, а именно осознание, что капитализм убивает в человеке мораль, а когда убивается мораль, человек постепенно перестает быть человеком. Поэтому высшей целью нового общества должно быть желание людей улучшить морально-духовную атмосферу общества. Цель чисто духовная – замена общества, где человек человеку волк и конкурент в добывании материального благополучия, на общество, где сами люди хотят мирного сосуществования на основе добрососедства, взаимопомощи, взаимоподдержки – это как бы очень близко к тому, что провозглашалось при социализме, но, если высшая цель именно эта, а не материальное перераспределение, – это уже совершенно другая концепция.

Такое общество точно так же будет допускать и материальное обогащение тех, кто хочет (а в начале будут хотеть очень многие, люди не могут вдруг измениться радикально – даже если человек держит в уме желание добрососедства, на деле он в то же время не может сразу отказаться и от многих слабостей, связанных с желанием материального комфорта), но должна измениться основополагающая идея, умонастроение людей, вместе с этим изменятся и устои, законы общества, а постепенно будут уже на практике меняться и люди.

И если сами люди будут понимать, что капитализм с его ориентацией на материальные ценности убивает в людях мораль, человечность, и будут хотеть жить не только материально хорошо, но и жить в комфортной моральной атмосфере в обществе, то и моральные качества людей в таких условиях жизни будут постепенно повышаться. В отличие от неизбежной моральной деградации при капитализме, социализм может создать столь же неуклонный моральный рост людей.

Не важно, как будет называться новый общественный строй, просто скажем, что единственный способ, чтобы человечество продолжало существовать, – это замена капиталистического строя на некий другой (как бы он ни назывался), который будет основан не на индивидуализме и конкуренции, а на постепенном развитии в людях общинности, добрососедства, заботы отдельного человека о преуспеянии всех людей, всего общества и себя, как его части.

Сама цель перехода к подобной общинной экономике, а точнее цель перехода к общинному устройству жизни, не в увеличении прибыльности экономики, не в том, чтобы жить более богато, а в том, чтобы жить более человечно! Со временем такая экономика все равно неизбежно будет становиться и более прибыльной, но это – не основная цель, а только второстепенный побочный эффект.

 Владимир Силантьев

  Статья с сайта http://agni-vs.narod.ru/