НА ГЛАВНУЮ

«Этот мир не станет лучше и не станет он добрей, если…»

или

О сущности капиталистической системы

Говоря о капиталистическом строе, в качестве его достоинств говорят о свободе и о том, что капитализм ставит экономику выше политики.

Собственно говоря, устройство капиталистического строя таково, что при нем экономика ставится даже не только выше политики, а превыше всего, т.к. если экономика выше политики, то она автоматически оказывается выше всего (кому только что высказанный тезис кажется недоказанным, просто читайте дальше).

Капиталистическая экономика состоит из частных предприятий, т. е. находящихся в частных руках предпринимателей-коммерсантов. Цель существования каждого частного предприятия – это корысть, нажива, материальная прибыль владельца предприятия. И чем грубо материальнее, корыстнее владелец частного предприятия, тем более сильным стимулом для него являются деньги. Чем более сильным стимулом для него являются деньги, тем лучше он обеспечит самую прибыльную работу своего предприятия. А менее корыстных своих конкурентов вытеснит из бизнеса. При капитализме побеждает всегда самый корыстный.

Но это еще пол беды. В этом отношении при крепостничестве, при рабовладельчестве все было так же.

Но капитализм пошел дальше. Постепенно выяснилось (подсчитали), что подневольный труд менее эффективен, чем свободный. И рабов и крепостных освободили. И капитализм выдвинул и для всех простых рабочих и крестьян лозунг: свободный труд за деньги. Чем больше и лучше работаешь – тем больше получаешь. Чем больше все наемные рабочие стремятся к получению больших зарплат, тем больше и лучше они работают, и тем выгоднее всё это их работодателю, тем бóльшие прибыли он, в конечном счете, получает.

Вся капиталистическая экономика основывается на всеобщем корыстолюбии (и работодателей, и их наемных работников), тотальном стремлении к обогащению, личной выгоде – капитализм буквально культивирует в каждом человеке корысть, жажду наживы. И не может не культивировать, т. к. вся капиталистическая система держится только на этом.

Освободив рабов и крепостных, частные производители извлекли из этого для себя самих огромную пользу. Миллионы простых людей, работая как лошади, стали иметь в карманах больше денег. Свободный труд эффективнее – и благодаря этому и частники-капиталисты стали получать больше прибыли, и простым людям доставалось тоже все-таки побольше, чем они имели в качестве рабов. Капиталисты извлекли и из этого дополнительную прибыль: стали продавать товары этим самым «разбогатевшим» рабочим – а в результате сами получили от этого доход. Появилась реклама, которая не только преследовала людей на улицах, но и, с изобретением радио и телевидения, стала неотступно преследовать людей и в их домах.

Ну что касается рекламы – это, конечно, только наслойка. Правда, наслойка важная. Она действует с той же целью: еще больше зацикливать людей на чисто материальных ценностях и целях и дать возможность коммерсантам получать еще больше прибыли (по подсчетам экономистов, в среднем реклама позволяет повысить цену товара на треть). Но если рекламу устранить вообще, то и без нее капиталистическая система останется жизнеспособной и прибыльной. Но вот без основного фундамента – всеобщего корыстолюбия, зацикленности на материальных ценностях, капитализм существовать никак не может. Капиталистическая система нуждается в массовой заматериализованности, корыстолюбии, эгоизме людей. Всеобщий эгоизм капиталистической системе жизненно необходим – без него она вообще не сможет существовать, а чем меньше будет в людях заматериализованности и корыстолюбия, тем хуже будет работать капиталистическая экономика.

«Сверху» капиталистическая экономика нуждается в как можно более сильном корыстолюбии частных предпринимателей, т.к. чем выше их корыстолюбие, тем лучше они обеспечат работу их частных заводов, фабрик и т.д. «Снизу» капиталистическая экономика нуждается в как можно большем корыстолюбии рабочих, т.к. чем больше они будут хотеть заработать побольше денег и жить богаче, тем больше и лучше будут работать.

Всеми способами провоцируя людей на проявления и развитие корысти, капитализм фактически воспитывает в людях эгоизм и корыстолюбие. Поэтому сейчас мы имеем в лице капиталистической системы такое зло, какого никогда еще не существовало в нашей Пятой Расе.

И чем дольше существует на Земле капитализм, тем больше он будет изо всех сил способствовать закреплению в сознании людей полного доминирования материальных, потребительских ценностей над духовными, а в конечном счете, таким образом, способствовать моральному разложению человечества.

Кто-то скажет: «Да, капитализм – это зло. Капитализм дает человеку много соблазнов-препятствий на пути духовного развития. Но преодолением препятствий и растет человек. Кто хочет – преодолеет и их».

У такой логики есть смысл. Да, преодолением препятствий мы растем.

Но, как сказано в одной довольно известной современной книге «Люди, как бы ни были крепки в своей вере, при постоянном искушении падут. Останутся единицы, но единицы не делают погоды. В этом виноват не человек, а такова его природа. Если по монастырю организовать прогулки голых девиц, от монастыря за короткое время ничего не останется. В миру живут еще более слабые люди. Мы, пишущие эти строки, все понимаем, но никто из нас не может сказать, что он безгрешен. Человек привыкает к порочному удовольствию независимо от понимания его опасности. Никто не может устоять против соблазна, если его системно, постоянно и профессионально искушают». В начале этой цитаты говорится о крепости в вере. Имеется в виду христианская вера. Но то же самое точно так же можно сказать о любых людях, независимо от их склонности к какому-либо вероисповеданию или к атеизму. Если обычных людей – народные массы – время от времени искушать какими-то аморальными соблазнами, в этом нет ничего страшного. Именно преодолениям таких соблазнов человек духовно растет. Но постоянные искушения, как массированные бомбардировки, неизбежно приводят к постепенному все большему моральному разложению подавляющего большинства людей. И при таком положении дел это именно абсолютно неизбежный процесс.

 

Капитализм не был бы таким злом, если бы не существовало срастания капитала с властью. Но срастание капитала, т.е. крупнейших держателей капитала (банкиров, частных собственников) с властью при капитализме неизбежно. Его не может не быть.

Капитализм даже открыто и прямо ставит экономику выше политики. Тем самым сразу признавая зависимость политики от экономики и допуская влияние представителей экономики (крупнейших держателей капитала) на политику и подчинение политики потребностям представителей экономики, коммерсантов. Тем самым все правительство страны, конечно, не абсолютно полностью, но в очень и очень большой степени (а как же иначе, если экономика выше…) обязывает себя подчиняться интересам представителей экономики страны. В результате естественным образом представители крупнейших частных собственников рулят страной. Подчиняя как можно в большей степени всю жизнь в стране своей выгоде. Когда экономика выше политики, это значит, что экономика ставится превыше всего вообще. А капиталистическая экономика – это, на самом деле, интересы различных частных собственников, каждый  из которых «тянет одеяло на себя» и думает только о своей выгоде, пытаясь переделать весь окружающий мир под достижение этой цели.

 

 

Именно рериховцы и теософы могут лучше других понять суть капиталистической системы. Сначала был первобытнообщинный строй. Потом развитие пошло по нисходящей дуге (по аналогии: как от Первой Расы ко Второй, от Первого Круга ко Второму) и где-то возникло рабовладение, где-то феодализм, а в России крепостной строй. Потом возник капитализм, как низшая точка в нисхождении, инволюции общества. Это самое дно ямы, на которое сейчас пало человечество.

 

 

Формально, прямым текстом, нам вроде как никто ничего не навязывает и никто из коммерсантов ничего плохого в нас, вроде бы, не воспитывает. Наоборот. Создатели капиталистических законов явно провозглашают свободу вероисповедания. Хочешь – верь и делай богоугодные дела. Но церковь стоит где-то в одном месте и редко попадается на глаза. А если и попадается, то само здание церкви тоже никому ничего не навязывает. Другие достойные цели времяпрепровождения и приложения сил тоже себя не навязывают. А вот реклама маячит перед глазами постоянно и вроде бы тоже не навязывает, но… очень настоятельно предлагает и, таким образом, все-таки навязывает переключиться на хорошо видимые материальные цели: зарабатывать и тратить, зарабатывать и тратить…

Прямым текстом никто и никогда не говорит: будь как можно более эгоистичным, корыстным. Но говорится о естественности и даже необходимости рыночных отношений и конкуренции. Конкуренции за что? За выгоду. Каков смысл конкуренции? Сделай так, чтобы оторвать себе кусок побольше, а всем другим оставить поменьше. Это не пропаганда абсолютного эгоизма? Есть растительноядные животные. А есть каннибалы, для которых все окружающие – это только пища, включая и всех своих сородичей, кто только окажется послабее, кого можно осилить и съесть. С идеей конкуренции и, что важно, конкуренции за обладание материальными благами, людям внушается идея нормальности каннибализма. Или чего-то очень похожего на него.

Кроме того, раньше, в докапиталистическом мире, церковь не была отделена от государства. И в том докапиталистическом монархическом мире монарх был даже заинтересован в укреплении религии. Считалось, что власть царя – от Бога. И монарх был заинтересован в том, чтобы люди в это верили. А для этого нужно было, чтобы вера людей была сильна, чтобы роль религии в стране была сильна.

Теперь же идея «власть от Бога», а вместе с ней и монархия, канули в лету.  (Не будем печалиться об этом. Монархия ушла в прошлое по объективным причинам, из-за своих недостатков, и воскрешению не подлежит.) Современному правителю (президенту) в этом отношении нет смысла способствовать усилению роли религии в стране. Теперь государство (светское) само по себе, религия сама по себе. А капиталистическому государству, хотя и негласно, но все же выгодно и необходимо, чтобы люди были не религиозны и альтруистичны, а корыстны. И кап. государство всячески развивает в людях их способность бесконечно зарабатывать и тратить, ставя во главу своих ценностей деньги, богатство, мечту о достойной жизни, подразумевая под ней чисто материальное благополучие… а все, что нужно, вроде как можно просто купить. Таким образом, по сравнению со средневековыми монархическими странами, влияние капиталистического государства на людей безмерно выросло, а влияние церкви настолько же упало. И когда вся капиталистическая экономика как можно сильнее старается соблазнять человека на то, чтобы только зарабатывать и тратить, живя чисто материальными потребительскими интересами, религия уже никак не может компенсировать это духовно разлагающее влияние своим духовно облагораживающим влиянием.

То же самое касается и влияния всех просветителей, пытающихся как-то морально и культурно поднимать народ. Мы, рериховцы, пытаемся просвещать людей, а весь образ жизни, который сформирован для нас для всех теми, кому выгодно, чтобы мы только и делали, что зарабатывали и тратили, тут же толкает всех забыть обо всяких высоких категориях и погрузиться в чисто материальную потребительскую жизнь. «Один раз живем!». «Бери от жизни все!». И само собой разумеется, что при этом почти весь труд просветителей оказывается сизифовым трудом. При капитализме так будет всегда. Просветителей мало, а машина капитализма, состоящая из сросшихся бизнеса и власти, - это самое сильное образование, какое только можно вообразить. И пока капиталистическая машина, работающая исключительно на человеческом корыстолюбии и эгоизме, существует, никакие просветители не смогут изменить эту ситуацию

 

Когда вся частнособственническая экономика страны работает на тотальном корыстолюбии и полностью зависит от всеобщего корыстолюбия, когда всем бизнесменам страны выгодно и даже необходимо низкоматериальное, как можно более корыстное сознание всех людей в стране, а власть только поддерживает такое положение дел, никакие просветители эту ситуацию изменить не смогут.

 

Действие капиталистических порядков – как массированная бомбардировка. Полностью завися от человеческого корыстолюбия, работая на человеческом корыстолюбии, как на топливе, капитализм научился вторгаться почти в любые мыслимые и немыслимые ситуации человеческой жизни вторгаться и толкать человека к проявлению потребительства, корыстолюбия.

И чем дольше мы живем в условиях капиталистической системы, тем больше эта система воспитывает поколений моральных уродов, абсолютно уверенных, что идея «Бери от жизни все!» - абсолютно нормальный и естественный смысл жизни человека.

 

 Незначительное зло когда-то можно и проигнорировать. Более серьезное зло требует того, чтобы его заметить и оказать сопротивление.

 

Капиталистическая система хозяйствования, капиталистический строй требует устранения. И чем быстрее, тем лучше. На смену капитализму должен прийти новый государственный строй, основная идея которого (или, можно сказать, национальная идея, когда такой строй будет существовать еще только в одной отдельно взятой стране) будет не в индивидуальном материальном богатстве, а будет совпадать со строчкой из песни Игоря Талькова: «Этот мир не станет лучше и не станет он добрей, если сами мы добрее не станем». Это должен быть государственный строй, идеологи которого будут понимать, что улучшение нашей жизни возможно не с помощью конкуренции, а только через возрождение общинных идей, добрососедских отношений между людьми, взаимопомощи.

Вместо жизни людей, как кучи скорпионов в одной банке, идеи общинности, добрососедства должны быть заложены в саму основу нового государственного строя.

Это трудное изменение. Падать, т.е. развиваться в сторону все большей заматериализованности проще. Человеческое тело, вечные желания «Хочу!» сами толкают человека к этому. И падение в материальность происходит само собой. Для того, чтобы повернуть процесс вспять, нужно осознать пагубность сложившейся ситуации. Но, так или иначе, осознать и начать движение вспять, вверх необходимо.

 

 

Идеологами нового государственного строя могут стать только те, кто понимает, что новый государственный строй будущего должен работать не на тотальном корыстолюбии, а на культурном добрососедстве, общинности, взаимопомощи, постепенно формируя в людях эти качества. Кто способен понять, что не конкуренция, а культура и добрососедство есть залог улучшения качества жизни, что «Этот мир не станет лучше и не станет он добрей, если сами мы добрее не станем»? Это люди культуры, заботящиеся о просвещении народа. Сейчас сложилась такая ситуация, что именно люди культуры должны понять, что в наше время страшной угрозой культуре и духовности является капиталистический политический строй, целенаправленно разлагающий все лучшее, культурное, что есть в человеке. Собственно говоря, его цель не в том, чтобы разлагать лучшее, а в том, чтобы культивировать худшее, корысть, но результат получается именно таков: одно заменяется другим. Именно люди культуры («культ ура» – «культ духа») должны забить тревогу и начать сопротивление такому политическому строю.

Если мы хотим жить лучше в духовном и культурном смысле, как бы трудно ни было это кому-то понять, но именно люди культуры, т.е. люди с более высоким культурным и духовным уровнем должны стать идеологами замены капиталистического строя на более совершенный.

В прошлые времена, когда развитие общества происходило по нисходящей линии, в сторону все большей заматериализованности, смена одной общественной формации на другую могла происходить под влиянием людей, заботящихся об экономике. Теперь пришла очередь такой перемены общественного строя, которая должна озаботить в первую очередь людей культуры.

 Владимир Силантьев

  vs-v23@mail.ru

Статья с сайта http://agni-vs.narod.ru/

 

Продолжение темы: статья "Культура и политика: противоборство или взаимодействие?

 



Hosted by uCoz